Набор колебаний через шесть ушей, или Путь музыки к мозгу

«Музыка и мозг» — так называлась одна из трёх прошедших в эти выходные научно-популярных лекций. Как правило, на такие мероприятия приходят в основном люди не случайные, в разной степени погружённые в тему. Но есть и такие, как я — просто любопытные. Согласитесь, одно дело — получать информацию из интернета, совсем другое — от человека, знающего, о чём он говорит. И, что немаловажно, умеющего рассказывать довольно сложные и запутанные вещи доступным языком.

Это я об Алексее Паевском — главном редакторе портала «Нейроновости», которого в начале лекции представила Ольга Петрова — сотрудник Кольского центра охраны дикой природы и, собственно, организатор всего этого научно-популярного разнообразия в городе. Гостевые лекции от просветительского фонда «Эволюция» прижились в Апатитах ещё три года назад, когда доктор биологических наук Михаил Гельфанд впервые приехал к нам с лекцией «Геном неандертальца».

Если говорить о воскресном госте, то Алексей Паевский по образованию — химик-органик, больше десяти лет в научной журналистике, автор нескольких тысяч научно-популярных статей и новостных заметок на темы истории науки, химии, астрофизики и планетологии, медицины, нейронауки.

Лекцию о том, как мы слышим музыку, и что в это время происходит в сером веществе, он начал с описания преображения колебаний в электрический ток (первичные импульсы) с прохождением через шесть (в общей сложности) внешних и внутренних ушей. Рассказал об уникальном создании природы — волосковых клетках. Их гибель, кстати, приводит к глухоте. Эти вытянутые клеточки (где-то в недрах уха), улавливая энергичные колебания, начинают «пританцовывать», запуская в работу слуховой нерв — совсем как мы, когда слышим симпатичную мелодию.

Однако до того момента, как наш мозг даёт нам команду притопывать ножкой в такт, проходит хоть и быстрый, но очень замысловатый процесс. В слуховой коре идёт сортировка звуков и распознавание мелодии, лобные доли отвечают за эмоциональный окрас, а мозжечок (именно в нём сосредоточено 70% от 86 миллиардов нейронов нашего мозга) — за ощущение ритма. А вот когда человек сам воспроизводит музыку — задействован весь мозг. Причём у музыкантов разных направлений — по-разному. Это показали опыты над классиками и импровизирующими джазистами.

Набор колебаний через шесть ушей, или Путь музыки к мозгу

Вообще, всё, что связано с работой мозга — удивительно и порой непостижимо. И это только из того, что наука уже более-менее разведала. А сколько там ещё всего непознанного… Алексей Паевский коснулся многих вещей, так или иначе связанных с восприятием музыки и отзывчивостью мозга человека на внешние колебания. Например, эхолокации — способности слепых ориентироваться при помощи слуха; музыкальной терапии при болезнях Альцгеймера и Паркинсона; а также существования искусственно созданной учёными композиции, действующей на человека лучше успокоительного.

Вспомнили и «Эффект Моцарта» — взаимосвязь произведений Моцарта и повышение умственных способностей. Учёные проверили этот эффект (три группы людей решали тесты на IQ под разное фоновое сопровождение — в тишине, при шуме моря и под Моцарта) и выяснили, что творения Вольфганга действительно повышают степень IQ, но… лишь на первые полчаса.

Кстати, если вы тот человек, которого опредёленная музыка трогает до слёз, и от неё вдруг начинает бить нервная дрожь, знайте — этому учёные тоже нашли объяснение. Это означает, что проводящие пути между слуховой корой и эмоциональной корой у вас толще, чем у всех.

А подвержены ли вы «ушным червям»? Впрочем, пересказывать лекцию специалиста — дело неблагодарное, всей полноты картины всё равно не даст. Так что в следующий раз, когда в город приедет очередной популяризатор науки, найдите время пополнить запас своих знаний — не пожалеете.

Набор колебаний через шесть ушей, или Путь музыки к мозгу


Комментарии

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

              

Популярные
новости

Мы ВКонтакте
Мы в Facebook

Облако тегов