Экс-начальник апатитского отдела МВД рассказал, кто и зачем требует уволить его бывшую подчинённую

Самым читаемым материалом, размещённым на сайте «ХибИнформБюро» в июне, стала история долгой борьбы апатитской прокуратуры с двумя сотрудниками полиции. На протяжении нескольких лет представители прокуратуры пытались доказать, что близкие отношения инспектора ДПС Дениса Ващенко и инспектора группы исполнения административного законодательства Анны Табака содержат конфликт интересов и что Анну из-за этого необходимо уволить из МВД.

На сторону апатитских прокуроров встал суд Кандалакши, обязавший начальника МО МВД РФ «Апатитский» уволить инспектора группы ИАЗ в связи с утратой доверия. Решение ещё не вступило в законную силу, на него написана жалоба в Мурманский областной суд. Подробности запутанной истории можно узнать из нашего предыдущего материала, он доступен по ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

В беседе с «ХибИнформБюро» странную тяжбу прокомментировал Роман Коваль, бывший начальник межмуниципального отдела МВД России «Апатитский», занимавший эту должность с 2017 по 2021 годы.

— История длится давно, и ни для кого не секрет, что человеком, настаивающим на увольнении Анны Табака из МВД, является судья Апатитского городского суда Владимир Дёмин. Меня по этому поводу лично вызывали в прокуратуру к тогдашнему заместителю прокурора города Цапикову, в момент беседы Дёмин находился там же. Мне предъявили ультиматум: если я не уволю эту сотрудницу полиции, то прокуратура не подпишет ни одного обвинительного заключения по уголовным делам, которые расследовались в нашем отделе. Я сообщил, что буду вынужден поставить в известность об этом ультиматуме своё руководство в УМВД России по Мурманской области, чтобы уже моё руководство решало этот вопрос через областного прокурора. На что получил ответ: мол, и областная прокуратура, и областная коллегия судей стоят на той же позиции.

— Роман Алексеевич, в чём смысл такого ультиматума?
— Без прокурорской подписи на обвинительном заключении уголовное дело не может уйти в суд, соответственно, страдают показатели работы отдела. А ведь есть сроки следствия, нарушать которые нельзя. Да и просто по-житейски: совершено преступление, жулик пойман, дело завершено, но до суда не дошло — следовательно, жулик ходит на свободе. Разве это нормально? Угрозы были не пустыми, в прокуратуре действительно перестали подписывать обвинительные заключения. Я получил два взыскания из-за этого. И точно знал, что меня поставили на заслушивание на областной коллегии, а по итогам должны были демонстративно наказать — понизить в должности. Я не пожелал быть мальчиком для битья, написал рапорт об увольнении и ушёл на пенсию.

— То есть причина вашего ухода — именно эта история?
— Процентов на восемьдесят — да.

— А почему Анну вообще решили уволить из МВД, вам говорили?
— Конечно, говорили. Как только кандидатуру Дёмина не согласовали на должность заместителя председателя суда, сразу сказали: у него сестра жены в ГИБДД работает, тут может быть конфликт интересов, её надо убрать. Вопрос об увольнении с самого начала не стоял, был вариант перевести её на другую должность, чтобы она была не инспектором ИАЗ, а инспектором по пропаганде. Я предлагал, она отказалась. Потом уже накал конфликта между ними дошёл до такой стадии, что ни о каких компромиссах речи быть не могло, требовали именно уволить. Мне открытым текстом говорили: «Мы в любом суде Мурманской области этот вопрос решим так, как нам надо».

— И тем не менее, несмотря на угрозы прокуратуры, увольнять Анну вы не стали.
— А за что её увольнять? Как к сотруднику у меня к ней никогда претензий не было. Откровенный разговор у нас состоялся, я от неё ничего не скрывал. Так и сказал: «Аня, это система. Меня так или иначе или додавят, или уволят, а потом будут давить того, кто придёт после меня. Ты смелый человек, ты принципиальный человек, это похвально. Но против системы ты ничего не сделаешь». Моё личное мнение — тут надо было вопрос решать по-родственному. Для меня до сих пор загадка, как люди, находящиеся в таких близких связях, стали друг другу заклятыми врагами.

— Можно узнать, почему вы решили рассказать о деталях этого конфликта?
— Я уже на пенсии, мне терять нечего. А прецедент создан опасный. О каком конфликте интересов может идти речь, если два сотрудника полиции работают в разных подразделениях, напрямую друг другу не подчиняются, у каждого свой непосредственный начальник? Раньше такое называли династией и приветствовали, а теперь почему-то называют конфликтом интересов и наказывают. Если апатитскую практику начнут внедрять повсеместно, это очень опасно для МВД. В то время, когда я работал начальником апатитского отдела, в отделе было восемнадцать пар. Восемнадцать! Их что теперь, увольнять всех?

***

От редакции. Подковёрная межведомственная схватка, в центре которой оказалась инспектор группы ИАЗ ОГИБДД МО МВД РФ «Апатитский» Анна Табака, уже обрела известность далеко за пределами региона. Её вовсю обсуждают на федеральном уровне — например, в известном паблике «Омбудсмен полиции», насчитывающем свыше 400 тысяч подписчиков, и в десятках других профильных сообществ, полный список которых невозможно привести чисто технически.

Неизменно придерживаясь принципов открытости, гласности и свободы мнений, «ХибИнформБюро» предлагает официальным лицам и структурам, упомянутым в материале, воспользоваться правом на ответ. Все комментарии, поступившие в редакцию, мы обязательно опубликуем.


Комментарии

Популярные
новости

Мы ВКонтакте
Мы в Facebook

Облако тегов