Помощь как главная составляющая сотрудничества

Масштаб кризиса, вызванного коронавирусной пандемией, ещё только предстоит оценить, его последствия видны во всех сферах жизни, особенно в социальной и экономической. У коронакризиса есть две отличительных черты: ареал его распространения крайне велик и он не является закономерным, то есть в его основе не лежат социальные и экономические противоречия, это форс-мажор мирового масштаба, который в будущем может повториться.

Больше всего пострадал реальный сектор экономики. Большинство производителей не могли предвидеть такую ситуацию и не имели достаточной финансовой подушки, которой хватило бы на длительное время. У многих бизнес попросту встал: нарушились деловые отношения, прервались цепочки сбыта. Следствием этого может стать пока ещё прогнозируемое, но крайне вероятное падение ВВП в 2020 году на 6%. Для сравнения: в 2019 году рост ВВП составил 1,3%, то есть для восстановления экономики может потребоваться не менее пяти лет. Для тех, кто сумел сохранить свой бизнес, первоочередной задачей становится даже не развитие, а сведение убытков к минимуму. Для таких предпринимателей правительство предусмотрело различные меры поддержки, которыми уже успели воспользоваться 32% российских предпринимателей (при этом у 37% из них уже есть детальная стратегия по восстановлению бизнеса и деловых отношений). Самые популярные меры поддержки для субъектов малого и среднего бизнеса: кредитные каникулы, продление сроков подачи налоговых и бухгалтерских отчётов, уплаты страховых взносов и налогов, моратории на проверку и возбуждение дел о банкротстве в течении этого года, продление действия лицензий. Ещё один вид помощи — беспроцентные кредиты для выплаты зарплат на малых предприятиях, ведущих свою деятельность не менее года.

Согласно данным министерства труда, только за май 2020 года количество безработных выросло до 4,5 миллионов человек, сокращение рабочих мест является одним из важнейших социальных последствий кризиса, вызванного пандемией. Больше всего пострадала сфера услуг, где основной проблемой для предпринимателей стала обязанность выплачивать сотрудникам зарплату за период вынужденной самоизоляции. Карантин стал своеобразным стимулом для развития онлайн-форматов во многих отраслях, а цифровизация влечёт за собой сокращение рабочих мест. Таким образом, многие предприниматели должны были сделать выбор между двумя негативными сценариями: закрыть бизнес или сократить работников.

Меры государственной поддержки экономики (даже при том, что возможностей вести реальный бизнес было мало) без сомнения стали инструментом для её восстановления. Падение спроса на внутреннем рынке усложнило ситуацию, предприниматели были вынуждены делать ставку на экспорт: в сегменте среднего бизнеса он вырос на 10,7% за время пандемии (по данным ТАСС). Для 320 тысяч субъектов малого бизнеса, согласно отчёту Высшей школы экономики, единственным источником дохода были рынки государственного и муниципального заказа. Поскольку в наиболее пострадавших отраслях экономки спрос упал катастрофически, институт государственного заказа, кроме работы на общественные потребности, получил новую функцию: предотвратить проявления кризиса вне этих отраслей. То есть государственный заказ сегодня становится одной из важнейших мер поддержки и инструментом восстановления бизнеса.

Однако и в сфере закупок наблюдается снижение показателей в ключевых отраслях. Генеральный директор площадки РТС-тендер Владимир Лишенков отмечает, что рост в госзакупках наблюдался только в первом квартале 2020 года, а вместе с введением ограничений произошло и существенное снижение количества размещённых госзакупок, в первую очередь в инфраструктурных отраслях. Наглядные цифры: по водоснабжению, водоотведению, утилизации и переработке бытовых отходов число размещённых процедур сократилось на 94%, в отрасли транспорта и складского хозяйства — на 57%, в сфере строительных работ — на 14%, при этом все они входят в десятку важнейших отраслей по закупочной деятельности.

Несмотря на то, что сокращение государственных закупок в этих сферах означает спад в экономике, есть неплохой шанс на получение добавочного положительного эффекта от инвестирования за счёт бюджета в развитие крайне важных инфраструктурных проектов. Сохранение функционала жилищно-коммунального хозяйства, транспорта, сетевых услуг станет импульсом для подъёма экономики во всех смежных отраслях.

Руководитель направления «Контрактная деятельность и комплаенс-стандарты» Центра стратегических разработок Ольга Анчишкина также считает роль государственного заказа ведущей в стимулировании экономической системы. По её словам, это связано с целым рядом факторов, первый из которых — постоянно увеличивающаяся доля госсектора. В 2016 году, по оценке ЦСР, она составляла 46%, по оценке Федеральной антимонопольной службы — 76%. Государственный спрос остаётся самым крупным, поэтому в сфере закупок сложился особый сегмент, где государственные организации являются и заказчиками, и поставщиками. Этот сегмент называют «государство для государства», или Government to Government (G2G). В ЦСР ему посвятили самостоятельное исследование, по итогам которого получили такие данные: не менее 360-400 тысяч государственных закупок на сумму 550-670 миллиардов рублей проходят в таком режиме. Коммерческую деятельность на 84 из 88 рынков госзаказа осуществляют именно госпоставщики.  У государства — ведущая роль в контрактных отношениях, хотя последствия увеличения доли госсектора и G2G-сегмента в госзаказе противоречиво.

Вторым фактором является то, что государство — преимущественный заказчик для многих отраслей. Это и космос, и инфраструктурные объекты, и многое другое. К примеру, рынок медицинских изделий на 80% является рынком госзаказа, и государственный спрос на нём стал главным ускорителем в период пандемии. Проанализировав коммерческие тенденции, ЦСР отмечает: российские компании начали производство и поставку продукции, ранее не выпускавшейся в стране, которая обеспечивает защиту от вирусных инфекций. В сегменте инновационных медицинских изделий производители разработали и вывели на рынок оригинальные решения медицинских проблем, связанных с COVID-19. Также увеличился объём реализации в сегменте типовой и стандартной медицинской продукции.

Третий фактор: государство закупает инновационные, ранее не употреблявшиеся продукты, то есть госзаказ стимулирует всю кооперационную цепочку, от производства продукции до сохранения рабочих мест, и такое структурное влияние на экономику очень важно.

В отчёте Высшей школы экономики, упомянутом ранее, есть наглядные примеры. В период карантина в тех регионах, где на госзакупки выделялись большие средства из бюджета, наблюдался экономический рост — ключевые показатели были на 32% выше по сравнению с февралем, мартом и апрелем 2019 года. Если перевести в конкретные суммы, то в этих регионах субъекты малого и среднего предпринимательства заработали более 100 миллиардов рублей за период с 1 февраля по 20 апреля 2020 года. Также можно сделать вывод, что стабильный рынок сбыта важнее для бизнеса, чем доступный кредит. Следовательно, развитие госзаказа является надёжным стимулом для восстановления экономики, в том числе до докризисных показателей. Государство приглашает субъекты экономики войти в его периметр, предлагает успешные проверенные практики и свою помощь даже на микроуровне.


Комментарии

  • а:
    Статья длинная,словоблудливая.В сухом остатке,вывоз валюты из страны будет продолжаться,рубль будет падать,а цены соответственно будут расти,а так всё хорошо прекрасная маркиза.В Юбилейном завтра форель,ну очень вкусная.
  • Аполитичный:

    словоблудливая.В сухом остатке,

    Педрилло, чем про свою тухлую лавку базарить, расскажи про выборы rofl

  • Горожанин:
    О как. Мало того, что увеличивающаяся доля того самого гос. сектора в экономике ведет к волатильности рубля, не эффективности экономики и необходимости закрывать дыры в бюджете за счет нефтяной ренты, зато дает достаточное количество зависимых избирателей, которые в свою очередь дают нужный результат на выборах. Так еще и нам пишут, как же хорошо, что в некоторых регионах доля государства очень велика и это поможет нам преодолеть кризис. Давайте лучше поговорим о том, как же так вышло, что уровень зарплат снижается уже 6 лет. Рубль за это время упал вдвое. Ну и уровень зарплат у нас на 54м месте в мировом рейтинге. Примерно на уровне Малазии. У меня вот нет уверенности в том, что государственное участие в экономике это то, что делает ее сильнее.

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

              

Популярные
новости

Мы ВКонтакте
Мы в Facebook

Облако тегов